Спивак Л. И., Спивак Д. Л., Вистранд К. Психические феномены у здоровых женщин при физиологических родах

Психические феномены у здоровых женщин при физиологических родах

Л. И. Спивак, Д. Л. Спивак, К. Вистранд
Институт мозга человека РАН,
Санкт-Петербург;
Международная ассоциация перитерминальных состояний,
Стокгольм, Швеция

Изучение психического состояния здоровых в нервно-психическом отношении женщин при неосложненных родах позволило выявить ряд необычных феноменов, трактовка которых представляется важной для понимания некоторых общих проблем психопатологии.

Прежде всего, отметим, что применение традиционного клинического психиатрического метода по отношению к пациенткам, исследованных нами, не позволило выявить каких-либо особенностей психики, хотя они рассказывали о своих необычных ощущениях в родах. В связи с этим в дополнение к клиническому осмотру применялась специально разработанная анкета, вопросы-утверждения которой были составлены с учетом наших прежних исследований, а также с работами ряда авторов, изучавших психическое состояние здоровых людей в необычных условиях существования, например, при сенсорной депривации или при переживания одиночества либо при перитерминальных состояниях [2, 4, 7, 8, 11].

Общее число исследованных пациенток — 202. Все они находились в родильных домах при 1-м Санкт-Петербургском медицинском институте и в № 3. Оценка акушерского статуса проводилась под наблюдением акушеров проф. В. В. Абрамченко и врача И. В. Каплун. Какого-либо предварительного отбора пациенток не производилось. Роды у обследованных были физиологическими, без осложнений, у 55 — повторные. Возраст пациенток – 16 ÷ 39 лет.

Пациентки осматривались на 2 — 4-й день после родов, и после беседы с врачом они сами заполняли анкеты. При этом одновременно заполнялись две части: в первой содержался отчет о состоянии в родах, во второй — о состоянии в первые 2 — 4 дня после родов. Повторнородящим женщинам предлагалось ответить на вопросы о наличии подобных явлений в предшествовавших родах.

Необходимо сказать, что все пациентки охотно вступали в контакт, вспоминая роды, до мельчайших подробностей, спокойно рассказывали об ощущениях в родах и после них. Естественны при таких осмотрах были астенический фон, повышенная утомляемость, умиротворенное состояние в связи с благополучно завершившимися родами, концентрация мыслей на состоянии ребенка. Однако, практически не было попыток глубоко анализировать свое состояние, аргументировать переживания, отвлечься от забот сегодняшнего семейного бытия. Поэтому мы пришли к выводу, что вопросы должны быть очень конкретными, желательно с ответами типа «да» и «нет». К такому же выводу, кстати, пришел и С. Гроф, исследовавший сознание при голотропной терапии [1,2],. Пациентки охотно знакомились с анкетами, обдумывали ответы, иногда просили уточнить то или иное положение анкеты. Проводящий анкетирование сотрудник, неотлучно находившийся в палате, тотчас давал необходимое разъяснение. Однако, по мере приближения времени кормления ребенка, все интересы матери концентрировались на предстоящем кормлении и любое исследование становилось затруднительным или даже невозможным.

Сведения о результатах исследования приведены в табл. 1 и 2, где указаны вопросы анкеты, абсолютные числа пациенток и % по отношению ко всем 202 исследованным. При ознакомлении с табл. 1 и 2 нужно помнить, что у одной и той же пациентки могло наблюдаться несколько феноменов, что сказывалось на % соотношении феномена.

 

 

Таблица 1. Психические феномены, отмечавшиеся при родах
Психические феномены (по ответам на вопросы анкеты) Число пациенток, положительно оценивших утверждения анкеты То же в % к общему числу
У меня было необычное для меня психическое состояние 70 34,6
Я почувствовала необычно глубокое счастье 66 32,7
Я почувствовала необычно глубокое горе 10 4,9
Вдруг услышала музыку (пение, голоса) 5 2,5
Вдруг увидела необычный цвет 5 2,5
Вдруг возникло яркое переживание прожитой жизни 21 10,4
Ощутила почти «телепатический» контакт с ребенком 32 15,8
Ощутила почти «телепатический» контакт с родными (мужем) 23 11,4
Вдруг «отключилась» и увидела себя со стороны 18 8,9
Вдруг привиделось (послышалось) еще что-то необычное 8 4
Таблица 2 Психические феномены, отмечавшиеся на 2—4-е дни после родов

Психические феномены

(по ответам на вопросы анкеты)

Число пациенток, положительно оценивших утверждения   анкеты % по отношению ко всем исследованным
У меня было необычное для меня психическое состояние 84 41,6
Я   вдруг   «отключалась»   днем   и при этом:
— почувствовала необычно глубокое счастье 81 40
— почувствовала необычно глубокое горе 4 2
— увидела необычный цвет, услышала пение, голоса 6 3
— возникло   яркое   переживание    прожитой жизни 11 5,4
— ощутила почти «телепатический» контакт с ребенком 32 15,8
— ощутила почти «телепатический» контакт с родными (мужем) 18 8,9
— наблюдала за собой со стороны 11 5,4
У меня; было необычное состояние при засыпании 39 19,3
Были особенности сна:
— много цветных снов  (до родов отсутствовали) 26 12,9
–много снов, с ощущениями «полётов» 13 6,4
— иного  сновидений   «кошмарного» содержания 12 5,9
У меня было* необычное состояние при просыпании 22 10,9

Часто отмечавшийся феномен «необычности собственного психического состояния» был затруднителен для описания, на объяснения показали, что речь идет о субъективном чувстве измененности собственных «внутренних» психических процессов, об измененности или нарушении четкости восприятия окружающего, о трудности или невозможности сосредоточения на сложных видах умственной деятельности и, одновременно о ярком восприятии внутреннего сенсорного мира и любых интересов, связанных с ребенком. Д. Винникот [17] показал, что у женщин при родах и в послеродовом периоде возникает «особое» сознание, названное «первичная материнская сосредоточенность», когда «часть личности как бы отключается, а остающаяся часть сосредотачивается на родах, на заботе о ребенке». Автор объясняет это эволюционной целесообразностью, когда «регрессия матери служит цели продолжения рода». Может быть «особое сознание» и воспринимается как необычное собственное психическое состояние?

Немалое число женщин, вспоминая роды до мельчайших подробностей, обозначают основной эмоциональный фон как «радость» (о боли будет сказано ниже), но поясняют, что это не есть знакомое каждому человеку чувство радости или естественно возникшее чувство благополучного течения и исхода родов. Пациентки, как правило, заявляли: «это чувство большее, чем привычное счастье и радость». Особенностями «радости» у обследованных были — неожиданно наступающие приступы этого чувства, его яркая эмоциональная насыщенность, отсутствие для самой пациентки четкой мотивировки, несравнимость возникшего чувства с иным эмоциональным состоянием; (в том числе и с «обычной радостью»), иногда — одновременное сосуществование полярных чувств — радости и горя, боли, страха. Отметим также отсутствие связи между возникшей эмоцией и семейным или социальным положением, отрешенность от мыслей о будущем, в том числе у одиноких матерей или в случаях, когда ребенок был нежелателен.

Д. Танцер [16] для обозначения эмоции женщины в родах использовал термин А. Мэслоу [13] «пиковое переживание», указав, что оно сильнее, чем любое упоение счастьем. Е. Шехтел [14] выделял «магическую радость» (в отличие от «реальной радости»), могущую изменить весь характер жизни и мира.

Нередким по частоте явлением были внезапно наступающие ментальные контакты с плодом, новорожденным либо с родными или мужем. Надо заметить, что многие беременные обращаются к будущему ребенку с различными мыслями-пожеланиями и даже со словами. Это контакт односторонний. Мы хотим обратить внимание на контакт двусторонний, когда мать или беременная в ответ на свои мысли или слова получает ответ от плода или новорожденного, чаще мысленный, реже – двигательный. Так, мать может утверждать, что она чувствует двигательные или мысленные реакции плода на различные раздражители, например, на шумы, музыку, звуки, слова, на разговоры окружающих. В ряде наших наблюдений матери заявляли, что контакт с новорожденным или с плодом носил характер «телепатический», когда мать получала только ей понятные сигналы.

Мы хотели бы воздержаться от комментариев «почти телепатической связи» (термин этот, кстати, включен в анкету по просьбе исследованных женщин, ибо он наиболее полно отражает их ощущения), но напомним, что последние исследования поведенческих реакций плода, изучение периодов его сна, пробуждения и бодрствования, сердечной и двигательной активности на акустические сигналы позволяют надеяться на научное разрешение проблемы [9].

В родах нередко появляется ощущение быстрого (моментального) прохождения всей жизни перед «мысленным» взором. Нередко пациентки сравнивали это состояние с кинофильмом, но воспринимаемым очень четко и реально и проходящим убыстренно. Они не соглашались понимать феномен как сходный со сном, полагая, что это «не сон», но и не реальность. Подобный феномен наблюдали у психически здоровых людей в состоянии сенсорной депривации и в терминальных состояниях [2,4].

Одним яз ярких переживаний является «наблюдение за собой со стороны». При этом роженица в родах отключается от реальной обстановки и смотрит на себя как бы со стороны, как на постороннего человека, как будто роды проходят у кого-то другого. Несколько пациенток сообщали нам, что при этом они не чувствовали боли, не ощущали течения времени, что им было «интересно». При появлении феномена в послеродовом периоде он чаще развивался при кормлении грудью или при пребывании в палате. Феномен этот в связи с родами наблюдала одна из авторов данной статьи К. Вистранд [18]. Она провела анкетирование 80 женщин, перенесших роды 4—40 лет назад, и выявила у 13 из них этот феномен. Поскольку признаков нервно-психического расстройства у опрошенных женщин не отмечалось, феномен было предложено понимать как проявление «расширенного состояния сознания». Феномен этот весьма часто выявляли исследователи в терминальном состоянии, наблюдался он и при некоторых видах современной психотерапии [2, 4, 5, 12].

Отдельные зрительные и слуховые обманы чувств у исследованных пациенток регистрировались редко. Сами пациентки воспринимали их как преходящие явления, связанные с родами, и сохраняли к ним полную критику. Локализовались они в голове и теле, память на них сохранялась на многие годы. На возможность появления обманов чувств в связи с родами указано давно [3], особенно же подробно они описаны в связи с опытами по сенсорной депривации [2].

После родов часто отмечаются отсутствовавшие ранее особенности засыпания, сна, пробуждения. Как правило, перед засыпанием появлялись реальные жизненные сцены, обычно переносившие пациентку в домашнюю обстановку. При этом могла иметь место двойная ориентировка: пациентка понимала, что находится в палате, и одновременно чувствовала себя в домашней обстановке.

Сон характеризовался яркими цветными сновидениями реального содержания, но нередко сопровождался «отрывом от земли», «парением в воздухе» и т. п. После родов сны были особенно яркие и запоминающиеся. Повторнородящие женщины сообщали, что подобные сновидения могут отмечаться на протяжении нескольких месяцев после родов, а потом постепенно исчезать.

Нужно отметить, что большинство перечисленных феноменов возникали внезапно (пациентки часто пользовались термином «отключение») и также внезапно заканчивались. Под «отключением» понимался неожиданно наступающий «уход» от окружающей обстановки и сосредоточенность на собственных переживаниях и мыслях. Мы понимаем «отключение» как изменение самосознания в форме спонтанного кратковременного перерыва обычной психической деятельности и возникновение бессознательных форм психической активности.

Длительность феноменов различна: от нескольких минут (для обманов чувств, яркого прохождения прожитой жизни, «наблюдения за собой со стороны») до нескольких дней (эмоциональные состояния радости, «почти телепатические контакты», нарушения сна). В отдельных случаях, например, при нарушениях сна, феномены могут отмечаться даже несколько лет. Вместе с тем, после исчезновения феноменов, память на них может сохраняться многие годы.

Ко всем описываемым феноменам у пациенток существовала полная критика и они охотно рассказывали о пережитом. При этом можно было отметить, что феномены существовали разрозненно, вне связи друг с другом, не объединяясь в единую картину. Не смогли мы отметить и закономерной динамики феноменов и их феноменологии как показателя глубины переживания или тяжести одного феномена по отношению к другому.

Попытки выявить причины описываемых феноменов, осуществленные привычным для психиатра способом, т. е. с учетом общего физического или психического состояния, перенесения в течение жизни вредностей и травм, тяжести и длительности родов и послеродового периода не дали конкретных результатов. Также не было возможности феномены связать с применением каких-либо медикаментов. Исследованным пациенткам назначались промедол, реланиум, димедрол, реже атропин и еще реже калипсол. Величина кровопотери также не играла роли в возникновении феноменов.

Регистрировавшиеся феномены не могут быть связаны с конкретными внешними факторами. Они возникали в родах или после родов непроизвольно, характеризовались непривычными и неизвестными для пациенток проявлениями. Повторнородящие, ранее испытавшие подобные состояния, считали их «нормальными» для родов. Вообще феномены можно было бы назвать «необычными», если бы они не отмечались столь часто.

Роды означают разделение единого организма «мать—дитя» на два самостоятельных организма. Выяснению влияния особенностей родов на плод посвящено немало исследований, в последнее время говорят о формировании в разные периоды родов стойких «клише» («перинатальных матриц»), сохраняющихся в течение всей жизни и в большой мере определяющих физические и психические реакции человека.

Что же касается матери, то роды, с одной стороны, являются физиологическим актом, а с другой, требуют значительного физического и нравственного напряжения. Многие столетия роды считались опасными для жизни, ибо смертность женщины при родах достигала 10%. Возможно, это определяет психическое состояние женщин в родах в настоящее время, поскольку в этих условиях активируются механизмы бессознательного.

Психические феномены, описываемые нами, принадлежат к новому классу психических явлений, отличающихся как от психической нормы, так и от  — психической патологии. Это — проявление бессознательной психической деятельности здорового человека, находящегося в необычных условиях» существования [6-8, 15, 16]. При этом происходит активация древних механизмов психики, которые по аналогии с известными архетипами К.-Г. Юнга можно назвать «архисознанием». Последнее, как и всякий древний механизм психики, может способствовать включению эволюционно выработанных неспецифических резервных механизмов здоровья, которые, кстати, обычно подавляются активно бодрствующим сознанием. С другой стороны, архисознание может выражаться в обычно несвойственными психике феноменами, например, описываемыми в настоящей статье.

БИБЛИОГРАФИЯ

1.    Изард К. Е. Эмоции человека. –М.: МГУ, 1980, с. 420.

2. Кузнецов О. Н., Лебедев В. И. Психология и психопатология одиночества.  —  М.: Медицина, 1972, 317 с.

3.    Молохов А. Н. Очерки гинекологической психиатрии. – Кишинев, 1962, 136 с.

4.    Моуди Р. Жизнь после жизни. —М.: Политиздат, 1991, с. 79.

5.    Рамачарака И. Основы миросозерцания индийских йогов. – СПб., 1913, 160 с.

6. Спивак Д. Л. Язык при измененных состояниях сознания. — Л.: Наука, 1989, 87 с.

7. Cnuвaк Л. И. Измененные состояния сознания у здоровых людей.– Физиология человека, 1988, № 1, с.138-147.

8.    CnuвЛ. И. Измененные состояния сознания при лечении невротических расстройств.– Физиология человека, 1992, № 2, с.22-26

9.    13-й Всемирный конгресс акушеров-гинекологов. – Акуш. и гинекол., 1992, № 8-12, с.56-60.

10.  Brudal L. Fodandet psychologi. — Vallngby (Sweden), 1985.

11.  Grof S. Beyond the brain.— New York, 1985.

12.  Grof S., Bennett H. Z. The Holotropic mind, / San Francisco, 1990.

13.  Maslow A. The farther reaches of human nature. New York, 1971.

14.  Schachtel E. Metamorphosis. New York, 1959.

15.  Tart C. T. Transpersonal psychologies. — El Cerrito, California, 1983.

16.  Tamer D. UHT. NO BRUDAL L., 1985.

17.  Winnicott D. W. The capacity to be alone. —Int. J. Psychoanal, 1958, vol. 39, p. 416.

18.  Wistrand K.  Forandrade medvetandetillstand i samband med  barnalodande (MS, Sweden), 1990.